Официальный сайт Яны Стародуб-Афанасьевой

...продолжение интервью

Беседовала: Чопочитать
Интервью от 5 мая 2023 года

Я.С.-А.:
Теперь каждый может показать место в Благовещенске, где жила любовь всей жизни писателя Александра Грина и откуда Антон Чехов телеграфировал в Москву, что мечтает о даче на Амуре, потому что здесь рай земной и «последний ссыльный дышит на Амуре легче, чем самый первый генерал в России»… Пока я сыплю этими фактами, можете открыть кошелек в поисках 5-тысячной купюры. Нашли? Посмотрите, кто там изображен. Это Николай Муравьев-Амурский, основатель Благовещенска. Гениальный дипломат, который присоединил к России левый берег Амура без единого выстрела и с которого, кстати, писатель Иван Гончаров списал образ Андрея Штольца для своего романа «Обломов». В общем, «Самый-самый Благовещенск» получил статус лучшего образовательного издательского проекта России и стал брендом Благовещенска, под знаком которого сегодня в городе появляются памятники, мемориальные доски, муралы, арт-объекты.

Ну а вообще-то я драматург, писатель, режиссер, педагог, продюсер, директор первого Дальневосточного театрального фестиваля для детей и о детях «Территория детства». Такой себе генератор и карбюратор идей – сколько себя помню. В школе занималась восстановлением исторической обсерватории; пока училась в университете – создала в городе мемориальный комплекс «Аллея Памяти» и памятник «Мир, Жизнь и Отечество защитившим. От младшего поколения – старшему», придумала ненафталиновую программу патриотического воспитания детей, которая в результате была признана лучшей в стране…

После всего этого мне сулили большое будущее, и пока я мучительно выбирала между должностями Президента РФ и Директора Мира, очень быстро выяснилось, что я вместе со своей неугомонностью никому и нигде не нужна, кроме… благовещенского кладбища! Это было мое самое первое приглашение на работу: мне предложили стать заместителем директора кладбища с мгновенным превращением в директора. Уникальная возможность фонтанировать идеями без вреда живым людям. Это был самый толстый в моей жизни намёк на то, что выдержать меня и мои идеи способны только мёртвые.

От прибыльной должности я отказалась и пошла в драматурги и писатели. Директор кладбища тогда поставила мне диагноз «Дура!». В целом я с ней согласна.

Чопочитать: Писатель – это кто?​

Я.С.-А.: Это обладатель уникальной профессии, которой нет. Которая нигде никогда никому не требуется. Ну то есть если вы зайдете на любой сайт вакансий, то увидите, что кто только ни требуется людям: SMMщики, анкетмейстеры, советники департамента по обеспечению деятельности советников департамента, охранники охранников, ныряльщики за мячами для гольфа, операторы по определению пола цыплят и даже доильщики ядовитых змей… Но вы не найдете ни одного объявления, где требуется писатель. Так вот писатель – это такой странный человек, который про всё вышеперечисленное знает, но всё равно садится и пишет.

Чопочитать: Каков ваш писательский багаж? Есть изданные книги?​

Я.С.-А.: Моя пьеса «Проездной» вошла в топ лучших современных монопьес, РГБ и журнал «Современная драматургия» издавали ее отдельно и в сборнике. Киносценарий «Игра в кости» тоже насобирал разных побед, и его опубликовали в одноименном сборнике, издавал Союз писателей Москвы. Много других пьес и рассказов печатали в разных сборниках, название которых я уже и не вспомню. «Самый-самый Благовещенск» – это фактически 3 тома в формате подарочного издания.

А в 2022 году у меня вышло 2 книги: первая – это, как ни странно, учебник по русскому языку как иностранному для китайских студентов на базе русских мультфильмов и фильмов (по первому образованию я преподаватель русского языка и литературы, преподавала в Китае в университете). Учебник называется 
«俄语视听:我能听懂! Я понимаю!». И учебник, и в целом моя методика «Я понимаю!» – внедряются сейчас в 12 вузах России и Китая: там китайцев учат русскому языку по этому учебнику.

Вторая книга – «Драматург, который смеется», это юмористическая проза. Книга вышла в издательстве АСТ. У нее есть подзаголовок #книгаSOSмехом. Это короткие новеллы «из жизни», которые, по отзывам читателей, вызывают приступ смеха. Еще в книге после некоторых новелл располагается ненавистный всему человечеству QR-код. Если на него навести камеру телефона, то историю для вас прочитает какой-нибудь известный артист театра и кино (Галина Петрова, Аглая Шиловская, Тимур Ермееев и др.).

Ну и совсем скоро выходит книга про театр для детей, подростков, молодых и не очень людей. Ее мы пишем с актрисой Нонной Гришаевой для издательства «Аванта».

Чопочитать: Расскажите о том, как это происходило именно у вас: в какие издательства вы обращались, как получилось дойти до успеха?​

Я.С.-А.: Я никогда не обивала пороги издательств и не рассылала рукописи по бесчисленным адресам, да у меня, собственно, и сверхзадачи быть опубликованной в крупном (или мелком) издательстве – не было. Просто когда мой «Самый-самый Благовещенск» получил в Кремле награду «Лучший образовательный издательский проект России», тогда я познакомилась с редактором издательства «Аванта» Татьяной Деркач, которая предложила мне сделать «Самую-самую Москву»… Но этот проект не сложился ввиду его дороговизны, зато через несколько лет сложился другой: Татьяна прочла несколько текстов в моем блоге «Драматург, который смеется» и стала моим проводником в большую литературу. Именно она познакомила меня с Надеждой Ткачевой, которая была редактором знаменитого Славы Сэ. После его смерти Надежда Петровна достаточно долго находилась в поиске нового автора и уже отчаялась его найти. Фразу «Будем делать книгу» она произнесла после того, как прочитала всего три моих текста. Сказала, что смеялась до слез, – так началось наше сотрудничество с АСТ.

Но изначально блог не ставил никаких далеко идущих планов: просто неожиданно для меня тексты стали пересылаться и тиражироваться с какой-то космической скоростью, а огромное количество незнакомых людей из городов, о существовании которых я даже не знала, стали писать, что начинают день с моих текстов, что изменили отношение к жизни или что просто «давно так не смеялись». И была еще одна категория людей – это которые всё время спрашивали, когда будет книга и вставали в несуществующую очередь за покупкой. Вот это натолкнуло на мысль о книге, не наоборот.

Чопочитать: Вы занимались на каких-нибудь писательских курсах / получали профильное образование?​

Я.С.-А.: Я окончила Мастерскую кинодраматургии ВКСР им. Г.Н. Данелии. У моей alma mater прекрасный негласный слоган: «Мы учим ремеслу, а талант – за вами». В переводе на общедоступный: без таланта получать «профильные образования» бесполезно. Можно воспитать вкус и отшлифовать талант, но если воспитывать и отшлифовывать нечего, то никакие «школы» не помогут.

Чопочитать: Быть писателем трудно?​

Я.С.-А.: Трудно осознавать, что ныряльщики за мячами для гольфа ценятся выше, а в остальном всё легко. Эту фразу надо взять в кавычки, поставить запятую, тире и дописать «соврала она»:)

Понимаете, в нашем деле не существует законов, непререкаемо верных схем и истин в последних инстанциях.

Помню, как на лекции у Никиты Сергеевича Михалкова мы поинтересовались, что он думает по поводу только что вышедшего на экраны фильма модного режиссера. Он сказал, что это настолько гениально, что драматурги должны учиться писать такие сценарии, режиссеры – снимать такие фильмы, а продюсеры – продюсировать такого уровня кино. Следующая лекция была у Владимира Валентиновича Меньшова, мы и его мнение спросили. Так он сказал, что это кино настолько бездарно, что прямо-таки учебник для нас – как не писать таких паршивых сценариев, не снимать такое безвкусное кино и тем более не продюсировать его… Хотя оба – мэтры, оба исключительные режиссеры, оба – столпы российского киноискусства. Просто, как говорил Чехов, «искусство - это область, где нельзя ходить, не спотыкаясь». Тут нет аксиом, доказанных теорем и утвержденных формул. То, что для одного «наше всё», для другого – «наше ничего». Да что далеко ходить – про того же Чехова Толстой говорил, что его пьесы «еще хуже, чем у Шекспира», а Тургенев называл Достоевского прыщом на носу русской литературы. Однако все они в полном составе в наших учебниках по литературе и на самых почетных полках всех книжных магазинов. В искусстве всё очень субъективно. Это не математика и не физика. Если у нормальных людей, чтобы найти расстояние, надо скорость умножить на время, то у нас всё это придется умножить еще на настроение водителя, на того, к кому именно он едет, на цвет его машины, и разделить на массу высаженного попутчика, который кидает ему вслед нелицеприятные слова. Нет формул. Просто нет. Поэтому надо иметь в себе силы и талант гнуть свою линию – если ты свято веришь в нее, конечно.

Чопочитать: Писательство – это основное занятие или хобби? Если хобби, то что нужно сделать для того, чтобы зарабатывать только писательством?​

Я.С.-А.: Стать драматургом. Если вас ставят в театрах, да еще и во многих, - то вы достаточно обеспеченный человек. Потому что существует прекрасное понятие «роялти» – авторские отчисления с каждого спектакля. В моем случае писательство – это, слава Богу, основное занятие, да. Хотя это не мешает мне делать всё, что я люблю: проводить фестивали, преподавать, продюсировать. Но это не потому что «надо как-то жить», а потому что я люблю это. Я вообще делаю в жизни только то, что люблю. Прозябать на нелюбимой работе, а вечером тихонько изливать свои страдания на бумаге – это не моя история.

Чопочитать: Насколько я понимаю, первая книга – это то, что писатель хочет рассказать миру. А как у него появляется вторая книга?​

Я.С.-А.: После хлопот с первой книгой большинству авторов уже ничего миру рассказывать не хочется))) Но вообще всё зависит от автора и его отношений с жизнью, от жанра его жизни: кто-то же всю жизнь играет трагедию, кто-то мелодраму. Так что у кого-то вторая книга – про то, о чем хочется помолчать с миром; у кого-то про то, о чем хочется с ним порыдать. Лично я играю комедию – на мой вкус самый тонкий и самый трудный жанр. И спасение – только в ней. Я всем прожужжала уши фразой Мюнхгаузена «Улыбайтесь, господа!» – ну просто вы же помните, что все глупости на Земле совершаются с серьезными лицами. Если не помните, то вспомните. И улыбайтесь.